May. 1st, 2017

sspr: (Default)
http://1raganilalvar1.livejournal.com/7818.html

Публикую открыто письмо Йоэлю Регеву - этот текст собрался в основном в Мумбаи, в нем "весь фрагмент лабиринта, что видится из данной точки".

( Свернуть )
Доброй ночи.

Задача оказалась сложнее, чем виделось сначала. И вряд ли она разумно разрешилась. Дело не в согласии-несогласии, а в том, что крайне трудно выбрать ритм текстового существования для описания концепций КШ.

Вопрос моей актуальности — таки вопрос выживания внутри лабиринта, а не изображение лабиринта. И весь этот текст исходит из одной, трудно определяемой, точки лабиринта, и наделен допустимым «там» ритмом. Сборки и режимы КШ — метка. Основные моменты, через которые можно хоть как-то двигаться: четверичные сборки, эстетические категории, алфавит.

Эзотерические лабиринты Кашмирского Шиваизма представляют настолько подвижное, гибкое и пористое пространство, что в нем легко утонуть, задержаться в точке, провалиться в нее, остаться там навсегда, разглядывая рифленые и мерцающие образы.

Горы литературы, сетевой в том числе, форумных посланий, скольжение по абстрактным категориям и готовым формам, не требующим ничего, кроме предъявления себя. Пространство щедро, его можно легко копипастить, лишь слегка изменяя интонации — этим умело пользуются современные эзотерические деятели. Надеюсь, я не сделаю то же самое, не сконструирую текст из того, о чем не имею никакого представления, используя готовые фрагменты. Определенно, у меня есть ощущение символизма и структуры, и есть возможность интуитивно конструировать текст, проходя по лабиринту в случайном направлении. Другое дело, что это ощущение может иметь совсем изолированную актуальность.

Движение через ветвление, создание деревьев, сопоставление разных деревьев, вклеивание ветвей. Сами тексты вклеиваются в карту, 64 Бхайраваагама, разложенные по восемь групп, ямалы, магические тексты, - они сформированы в согласовании с симметриями. Тексты оказываются ветвями, содержащими подразделения, подветви, симметричные категорные сборки. Структура корпуса оказывается подобной структуре подтекстов. Тантрическое знание как метабиблиотека. Тантра — сеть и контекст, климат и фон, код связок, защищающий метабиблиотеку от рассыпания. Тантри — многомерная струна, натягивающая пространство метабиблиотеки, создающая возможность повсеместной вибрации.

Размерность метабиблиотеки зависит от точки, где находится наблюдатель, ее созерцающий. Мыслит ли он себя библиотекарем, классифицирующим тексты, готовится ли к совершению ритуала, прилежно листая предписания, или же раскладывает «структуру всего» по сторонам света.

Стандартная композиция текстов следует композиции перформанса из Натья Шастры: пратиджня (введение), хету (обоснование), удахарана (пример), упаная (применения), нигамана (заключение). Создание текста как перформанс. Категории вводятся подобно персонажам драмы, в прописанном ритме.

Какова размерность, если смотреть «отсюда» - неясно, вокруг множество стен, за ними повороты, допускающие свои ритмы и действия. Где-то там, в верхних слоях лабиринта, допускается прикосновение к любому объекту. Все содержится во всем, погружая в себя все, практикующий может прикоснуться к чему-угодно, даже к самому прикосновению. Но это там.

1. ERAUQS

В Индии зимнее утро активное: разнообразие начинает действовать вместе со светом, кто-то кричит, кто-то поет, мельтешит. В Питере все по-другому, утро проявляется из холодного сна, тяжело, увесисто, к десяти часам небо становится серым, а не черным, видимость начинает еле двигаться. В Индии – будто кто-то легкий и смешной, проснулся и поскакал, а в Питере – тяжелый и грустный, раскрыл глаза в сомнениях, стоит ли просыпаться.

На индийских улицах, в подворотнях, магазинах, внутренних и внешних туннелях, полно будок с надписями STD, ISD, PCO. Кто знает, что означают эти буквы? STD : Standard Trunk Dialling ISD : International Subscriber Dialling PCO : Public Call Office. Короче, это телефонные будки. Можно прийти ночью, растолкать завернутого в одеяло и шарф человека, сказать, что нужно позвонить. К телефону подсоединен экранчик, на котором тикает сумма за звонок. За границу звонить дорого. После звонка на экранчике высвечивается название города, куда идет звонок. И, вроде, я звонил все время в одно и то же место, но каких только городов не начитался из разных будочек, включая названия, о которых никогда не слышал.

Первый раз, когда зашел в такую будку, там оказалась очередь, нужно было подождать. Оказалось время и внимание, можно было оглядеться по сторонам, увидеть, как они ведут быт. Что забавно, они записывают все звонки в огромную желтую тетрадь с сотнями листов: когда звонок сделан, по какому номеру, сколько длился. Человек, с замотанной шарфом головой зафиксировался над бесконечной тетрадью с историей всех звонков, совершенных из данной точки вовне. Электричество периодически отрубалось, человек не шевелился, ждал, когда все само перезапустится, затем невозмутимо подавался глазами на людей - типа звоните снова, все работает. На дальней стене висел небольшой алтарик с Ганешей, рядом кумкумом нарисована свастика с точками и написано на деванагари Шубх, Лабх. Шубх и Лабх - имена двух сыновей Ганеши, от сестер Риддхи и Сиддхи. Там, где написаны эти имена, ожидаются процветание и прибыль, хорошая торговля, приличное движение.
И тогда, при первом посещении этих букв STD-ISD-PCO, увидел на стене еще один фрагмент - латинский квадрат три на три. Квадрат, разбитый на девять маленьких квадратиков, в каждом из которых написана цифра от одного до девяти, так, что сумма по любой строке и любому столбцу, а также по диагоналям, одинакова. По юности подумал, что это работники будки чисто развлекаются, играют как в крестики-нолики кумкумом в одиноких телефонных пространствах. А затем оказалось, что латинские или, как их еще называют, магические квадраты повсюду: на стенах домов, на башнях, на дверях храмов. Одинокая стена с изображением синего слона, а рядом магический квадрат.

Магические квадраты как амулеты, талисманы, сувениры - из меди, серебра, золота, и не только три на три, а большие тоже. В давних временах Нагарджуна привел простейшие методы построения квадратов четыре на четыре, вместе с мнемоническими правилами запоминания расположения цифр. Но главной фигурой в истории этой темы является, видимо, Нараяна, написавший в 14-м веке научный трактар с отдельной главой, посвященной построению магических квадратов.

Джайны-монахи Дхармананда и Сундарасури нашли еще ряд квадратов, в общем, мистики, оккультисты, астрологи, серьезно интересовались числовыми квадратами, видели в них куда большее, нежели цифровую игру. В арабском мире та же тема, книги по арабской алхимии полны магических квадратов, они там называются вафк, и вместо цифр порой буквы, система абджад, а вместе с ними вся гематрическая история.

Но зачем это все? Ясно, что предполагается существование некой знаковой системы, но как это может работать? Как игра в квадратные таблички переходит в алхимическое знание. Литературы по этой теме оказалось совсем немного. В сборнике по янтрам и мандалам обнаружил ссылку на две работы Schuyler Cammann «Islamic and Indian Magic Squares»; судя по всему, это самые полные и подробные обзоры данного вопроса. В этих работах излагается подробная история методов построения квадратов в арабском и индийском мире, при этом, символическое значение и ответ на вопрос «зачем это?» проносится лишь вскользь, неявно, намеками на общее ощущение реализации Вселенной внутри нумерологического домика. Арабские квадраты часто ставят единицу в свой центр, символизируя начало всего, изначальное, из которого расходится вся вселенная. В арабских методах важную роль играет середина, внутренность, в индийских - периферия.

Среди методов есть ходы конем, наложение паттернов. Нараяна говорит о методе сочинения квадратов как о даре, данном Шивой принцу, а наложение паттернов метафорически увязывает с майтхуной - ритуальным сексуальным актом. Создание квадратов как модель проявления Вселенной. Интересно, есть ли квадраты шесть на шесть, в которые вписаны 36 таттв кашмирского шиваизма по принципам закодированных эманаций.

Камманн приводит также ссылки на исследования квадратов в каббалистических текстах, там они соединяются с системой сфирот, несут гематрический оттенок. В общем, это пример знаковой системы, перенесенной в современность в разобранном виде. В будках STD-IST-PCO, на стенах городских зданий, в магазинах, мыслях, присутствуют следы далеких знаков, воспринимаемые здесь и сейчас как цифры счастья.

2. EVAC

Абхинавагупта - центральная фигура теории эстетики, монистической философии, тантрического мистицизма. Наверняка есть книги, посвященные индийскому театру, поэзии, мистицизму, где не упоминается А., но их мало. Если речь заходит о природе переживаний, чувств, эмоций, кашмирских мистических и магических системах, слова, тексты, трактовки А. всплывают сами по себе. Энциклопедия тантрического знания Тантраалока, сборник тайн Тантрасара, комментарий на трактат о театре Абхинавабхарати – все это лишь фрагменты гигантского метатекста, созданного А.

Этот метатекст содержит сложные и неожиданные связки. К примеру, разбирая драму, А. обращает внимание на оленя из Шакунталы, в ужасе убегающего от охотника. Это не конкретная ситуация, явленная здесь и сейчас, а страх вообще как категория существования, вневременной пласт, реализующийся всплесками и струнами. Олень — это сам страх. Существуют протяженности, непрерывные субстанции, соединяющие предчувствие и страх подобно дыму и огню. Временное проявление страха приходит в этой протяженности. Побег оленя — натягивание струны. Зритель, видящий происходящее, наполняется тем же страхом, благодаря тому, что внутри него обитают залежи потенций ужаса.

A. называл себя черной пчелой. Бхрамара — пчела, Володя подсказал, что бхрам — бродить. Бродячая сущность, передвигающаяся по структурам, собирающая сокровенный нектар. Еще она создает соты — классификационные решетки, и мед — четкое знание, готовое к употреблению.

Мадхураджа так изображает своего учителя. Среди виноградных рощ, павильонов, благоухающих сандалом, стоит золотой трон, на котором восседает А. Пространство освещено лампадами, украшено гирляндами, наполнено музыкой. Вокруг танцующие люди. У стоп А. сидят ученики, записывающие его слова, по обе стороны от трона стоят тантрические подруги А. - одна держит кувшин с напитком и коробку с листьями бетеля, а другая — лотос и цитрон. Уши украшены рудракшами, свисающая борода, гирлянды вплетены в длинные волосы. Его тело подобно золоту, а белоснежные одежды подобны лунному свету. В его правой руке четки, в левой —музыкальный инструмент нада-вина.

По легенде, А. вошел в пещеру Бхайравы вместе с учениками. Они оттуда не вернулись, растворились в темной глубине, ушли в состояние иного света. Эта пещера находится в округе Будгама, неподалеку от Шринагара.

3. YTILAMROF

[Рисование карты локального лабиринта]
В КШ отождествляется знание и сознание. Три режима КШ: трансцендентное, трансцендентно-имманентное и имманентное, связываются с энергией трех богинь: Пара, Параапара, Апара. Весь КШ прошит трехрежимными концепциями, собранными в универсуме Трики. Режимы — не сборки. Режимы — скорее фильтры, используемые в театре, цветные прозрачки, прикладываемые к световым лучам. Одна концепция может считываться и восприниматься по-разному в разном освещении.

Режимы и сборки не противостоят, а скорее покрывают, оплодотворяют друг друга.

Некие формальные общие точки монистических тантр, составляющих базовый пласт КШ, описаны Абхинавагуптой в Тантрасаре:

1. Невежество как несовершенное знание отождествляется с нечистотой;
2. Реальность как само-свечение и сознание;
3. Объективная множественность как проявление сознания;
4. Высшее сознание как свободная воля;
5. Реальность как одновременно трансцендентное и имманентное, явленная благодаря интегральному динамизму и свободе;
6. Индивидуальность как феномен самоограничения реальности;
7. Индивидуальность как спонтанное проявление универсального субъекта;
8. Необходимость правильной логики, правильных предписаний, правильного наставника как помощь при постижении;
9. Правильная логика - наиболее эффективная часть йоги, как непосредственный метод приобретения себя;
10. Источники практик, такие как ягья, хома, врата, йога и т д для достижения правильной логики, которая является чистым знанием;
11. Реализация совершенного сознания посредством проявления единства всех возможностей;
12. Превосходство предписаний Трики.
[индивидуальность как проявление универсального субъекта!]

Основные школы КШ: Кула, Крама, Пратьябхиджня, Спанда. Растоги упоминает акценты: эзотерический и мистический у Кулы и Крамы, и метафизический у Пратьябхиджни и Спанды. Различия между школами интонационные, ритмические, структурные, мистические.

Один из основных методов развития фрагмента — четверичная сборка. Из корня прорастает четыре ростка, четыре ветви переплетаются вокруг одного ствола, четыре структуры сливаются воедино, четверичные деревья заполняют собой все пространство. Машины четверичных сборок бегают по метабиблиотеке, перестраивают структуру.

Растоги выявляет четыре разных режима Тантраалоки: обзорный, ритуальный, научный, песенный. Четверичное деление Каулы: восточное, во главе с Кулешвари, северное, во главе с Каликой, западное, во главе с Кубджикой, южное, во главе с Камешвари.

Каула — это Кула и Акула, все аспекты познания, собранные вместе.

Интересно, что в первой фазе кула-ритуала не указывается календарь, но указывается направление. Практикующий смотрит на северо-восток. Север связывается со свободой, Восток — с удовольствием. Север — направление свободы! В янтре и мандале Север находится по левую руку. В классификациях агамических текстов Север также связывается с Вама. Север — самое холодное, свободное, запретное.

Одна из центральных четверичных сборок Крамы следующая. Четверка функций сришти (создание), стхити (сохранение), самхара (разрушение), анакхья (неопределенность), соотнесенная с тремя онтологическими категориями субъект-познание-объект, порождает двенадцать Кали Крамы. Четверка функций Крамы соотносится с четверкой Спанды: бинду (точка), нада (звук), рупа (форма), раса (вкус).

Таким образом, троичность и четверичность не противопоставляются друг другу, а создают дополняющие друг друга реальности, как и режимы-сборки.

В 29-й главе Тантраалоки подробно описан ритуал, связанный с четверичной сборкой Крамы. Он происходит в три круга, по четыре этапа в каждом, начинается с фиксации двадцати четырех сакральных зон тела. Далее строится мандала с восемью направлениями, на ней, как на карте, фиксируется место кремаций, и из него начинается путешествие, символизирующее познание. В мандалу помещается вино, мясо и менструальная кровь. Путешествие приводит в состояние вне пространства и времени.

Один из ритуалов, связанных с четверичной сборкой Крамы, включает в себя сексуальную практику. А. подробно описывает конфигурации участников этого скрытого акта, обращаясь к театральным образам. 29-я глава также содержит описания восьмеричных ритуальных сборок, связанных с восемью уровнями звука, восемью Бхайравами.

Субъект-познание-объект — праматр-прамана-прамейя дополняются еще одной категорией прамити, включающей единство трех. Четвертая категория как слияние субъекта, объекта и самого познания. Четыре метода (упайя): анупайя, шамбхавопайя, шактопайя, анавопайя.

4. RUOF

Если рисовать карту со сборками, четверичность окажется самым приятным и естественным методом формирования.

Четверичные сборки повсюду.

Леви Брайант раскладывает свою четверицу: яркие, тусклые, темные и блуждающие объекты.

Das Geviert как отношения. Зеркала, бракосочетания, песни, танцы.
1. Зеркала - отражения, отображения, копирование. Здесь же - отбрасывание тени, проявление скрытой сущности.
2. Бракосочетания - склейки.
3. Песни - расширения, вибрирующие поглощения, речь.
4. Танцы - самое загадочное. Вряд ли танцы рассматривались М.Х. как ломка [но не поломка] и гебефреническая имитация, вряд ли он имел представление о брейк-дансе. Танец может быть пространственным обозначением, точечной фиксацией "места вообще". Танец может быть разрывом, рассыпанием. Танец - присутствие в разных местах без поглощения, поэтому рассыпание.

К концу свой темы Харман приводит свою базовую модель ООФ: есть два вида объектов (реальные и чувственные), и два вида качеств (также реальные и чувственные). И виды напряжений между ними именует пространством, временем, сущностью и эйдосом. Дальше он раскладывает свою четверицу по мастям - в прямом смысле. Крести у него - чувственные объекты, пики - реальные объекты, буби - чувственные качества, черви - реальные качества.

В главе "Монтаж" приводятся четыре стиля (тенденции) монтажа:
1) органическая тенденция американской школы,
2) диалектическая тенденция советской школы,
3) количественная тенденция довоенной французской школы,
4) интенсивная тенденция школы немецкого экспрессионизма.

Органическая тенденция сравнивается с птицей, ритмически машущей крыльями, со сворачивающимися и разворачивающимися сущностями (улитками, гусеницами, многоножками?).

Основная разница между органической и диалектической сборкой — в позиции противостояний. Классовая борьба в органическом теле является случайностью, а в диалектическом — двигателем. Качественные скачки — важные и выделенные точки диалектической сборки, описываемые «аттракционным исчислением» Эйзенштена. Органическая тенденция слишком буржуазна для диалектиков, слишком расслаблена.

Количественная тенденция — это машины отражений и теней, танцоров и верениц. Страсть как фон, движущая сила и провокация. Делез говорит, что именно французская школа освободила воду, организовала текучесть. Чередование света и тени, вальс солнца и луны.

Немецкая тенденция — мерцания и иная световая интенсивность. Ртуть. Полосы одновременного внутреннего существования света и тени. Ломаные, северные линии, острые порезы, давление тонких концов, иглы, осколки.
Четыре вида языков Анри Гобара: материнский язык, язык-посредник, справочный язык и мифический язык.

Материнский язык — меч — защита матери.
Язык-посредник — ключ — раскрытие дверей, связь между пространствами.
Справочный язык — факел — раскрытие возможности видеть, удобство.
Мифический язык — алмаз — обитатель сокровищниц.

Иерархии Хомского, группы крови, луны, четыре тела Валери.

Гладкие и рифленые пространства Пьера Булеза и Д-Г дополняются до четверки: гладкие (DIFF), рифленые (PL), мягкие (TOP), пыльные (всякие компакты типа соленоидов, канторовские россыпи).

Четверичные сборки везде: на Западе, на Востоке.

Как НШ, так и Тантраалока состоят из тридцати семи глав. 37 глав входят в соответствие с 36 таттвами КШ и еще скрытой единицы, указывающей на трансцендентность реальности. Стандартное добавление скрытости, необнаруживаемой симметрией, добавление 109-й бусинки на четках, девятой расы, тринадцатой Кали Крамы. Когда описание получено и гармонично выстроено, дается намек на то, что трансцендентность невозможно уловить и запихнуть в обретенную схему, создается «еще одно», универсально включающее в себя «иное». Первые двенадцать глав ТА посвящены теории, тринадцатая соединяет текст с остальной, ритуальной частью.

Четверичность абхиная (спектакль), гати (движение), дхвани (звук), шабда (слово) соответствует категориям драма-танец-песня-поэзия, анализируется с четверичного зрения формы-меры-качества-дефекта.

Четверичное деление инструментов в НШ:

тата - гладкие, тантри, струнные;
аванадха - мембранные, кожа, натянутая на полость, таблы, мриданги;
гхана - жесткие, звенящие, цимбалы, колокола;
сушира – духовые, дыхание, прана, флейты, дудки, свирели.

Натяженности, закрытые полости, цельности, полости с дырами. Это удивительная, сильная сборка.

Натяженности — Спанда,
Закрытые полости — Кула,
Цельности — Пратьябхиджня,
Полости с дырами — Крама.

Музыкальные инструменты — комнаты, в которых живет время, конфигурации, позволяющие времени течь. А. отмечает, что струны и флейты создают сладкое звучание, объясняет, почему именно в таком порядке расположены виды инструментов. Это не случайное перечисление, а определенная иерархия, связанная с первичными свойствами звука и ритма.

-------- виды звуков ------->
Десять видов звуков в Брахмаямалатантре, цитируемые А.:

1. Чини.
2. Чинчини.
3. Стрекот сверчка.
4. Гул раковины.
5. Звук ситары.
6. Звук флейты.
7. Звон.
8. Гром.
9. Лесной пожар.
10. Перкуссия.

Что за «чини» и «чинчини» - неясно. То же пишет и С. Васудева в монографии, посвященной анализу Малинивиджайоттаратантры. В качестве гипотетического обозначения «чинчини» рассматривается крик редкой сине-белой птицы. Также приводится интересное гадание йогинов на тему «сколько мне жить осталось», похожее на то, что мы спрашиваем у кукушки, только они это спрашивают у источника чинчини. Кшемараджа отождествляет чинчини со стрекотом сверчка, но в приведенной выше классификации это явно разные звуки. Чиинии — сахар на хинди, было бы красиво, если бы эти звуки связывались с пересыпанием песка, но чиинии и чинии — разные слова.

Существуют также альтернативные системы звуков, например, из Шарадатилаки. Там четверичное деление: жужжание матки пчелы, звук флейты, звук колокола, гром. Это четверичное деление схоже с обычным: жужжание связывается с непрерывной вибрацией струны, а гром со звуком барабана.

5. SCITEHTSE

Во второй главе НШ описываются типы театральных сцен: прямоугольный, квадратный и треугольный. Представление о сцене — представление о пространстве вообще, о вместилище действия, кухне, на которой готовится раса. Пространство — сцена, время — музыка. Бросается в глаза отсутствие круглой сцены — была бы естественная четверная сборка.

В шестой главе НШ (42-43) даны цвета рас, можно спокойно раскрашивать нашу карту (те, кому мало цветов, могут взглянуть на 44-45 и попытаться разыскать соответствующие биджи), также без лишних усилий решается вопрос интенсивности.

1. Эротика - зеленый. Бхава - любовь. Жертвенность, отдача, возможность проникновения, пористость, дозволенность, удовольствие, сладость. Капли меда, застывшие на пористых сотах, готовые в любое мгновение прийти в движение и насладить собой. Нежное, допускающее и ожидающее вторжения. Мягкие залежи ночующих потенций. Розы. Теплая сборка рассыпанного.

2. Пафос - сизый. Бхава - печаль, сострадание, грусть. Сворачивание улиткой. Глаза, глядящие в себя. Трансовые и гипнотические ритмы, самопроникающие структуры, заворачивание в себя, внутреннее одеяло.

3. Мерзость - синий. Бхава - отвращение. Брезгливость. Брови опускаются, лицо сжимается в бульдожью мордочку. Регулярная смятость. Слоистость. (склизские, червеподобные структуры?) Резкие спонтанные разрывы и разбрасывания кусков. Трещины, расколы.

4. Ужас - черный. Бхава - страх. Иерархии, дрожь. Крупинчатость, подчиненная репрессии. Параноидальный ритм, фрактальность, бэд-трип. Внутренние папортники, дрожащие под микроскопами, дарк-эмбиент.

5. Героизм - светло-коричневый. Бхава - воодушевление. Большие поляны, существование "над", покрытия, поглощения, игнорирование деталей, возможность изменения предуровня ради реализации следующего уровня, условность иерархий. Машины, фабрики, внешние папортники, телескопы, гимны.

6. Гнев - красный. Бхава - ярость. Глубокое частое дыхание, прилив крови к глазам. Осознание врага (контрструктуры). Осознание обмана (невозможности склейки, соединения, при иллюзорной возможности). Деструктивные ритмы, рассыпание иного, многие категории хардкора.

7. Юмор - белый. Бхава - веселье. Гебефрения. Структура "с придурью", растерянность, мельтешащая нерегулярность, угашенная ризома. Комканный ритм, дабстеп.

8. Волшебство - желтый. Бхава - удивление. Тайники, сокровищницы, сакральные зоны, изумительные детали. Желание замереть, задержка дыхания. Cтраны и города, скрытые за горами и морями. Стражники, двери, ящики - далее до кучи всего по Башляру. Дупла деревьев, спрятанные гнезда, карты кладов. Дрим-хаус.

А. вводит девятую расу - шанта (раса покоя). Покой как структура, не говорящая о себе, или уже все сказавшая.
Искал изображения синих улиток, прячущихся в себе от узористых сражений, а нашел картины Roberto Matta. Изоляция и совпадение соответственно. Самая мякотка пространства пережимается изолентой и связывается структурным остовом ----- у нас есть гомологический стержень, на который насаживается сложность, а затем вся конструкция расшатывается "производным ветром". Размытый производным ветром гомологический стержень оказывается остовом сложности "в данное мгновение", и кроме него там больше ничего нет, если он выхватывается, осознается все распределение неявного.

6. TEBAHPLA

Определенный ритм задался. Я опасаюсь определенной структурной клетки. Режимы знаков Д-Г или Л-С, в которых поведение номадических охотников и оседлых крестьян представляется общими характеристиками.
В лабиринте появляются намеки на ту, что украшает себя всеми орнаментами. Она — хозяйка всех узоров и гирлянд. Естественно, она распознает детали этих узоров и гирлянд, если имеет власть над ними.

Странные порядки алфавита — огромная магическая комната внутри лабиринта.

Кулапутталика — альтернативный порядок алфавита, подобный Малини. А. говорит, что есть ряд порядков, и Малини — главный из них. Порядки букв алфавита — символическая бездна. Согласные оказываются чревом, гласные — семенем. Нагревающие (Матрика) и охлаждающие (Малини) алфавиты.

Матрика — это матрица, энергия Бхайравы, имманентность. Малини сравнивается с пчелой, жужжание которой деформирует структуру всего.

Володя рассказал про исследования Яна Шотермана. Ян показал, что в основе Манджушри мантры лежит мнемотехника по запоминанию кхароштхи. У кхароштхи арамейский родитель, там дальше огромные таблицы картинок людей и рыб, в этих знаках трудно копаться уму. Здесь интересен сам мнемотехнический феномен. Последовательности бидж вполне могут являться методом запоминания длинных цепочек необходимого кода. Кодом к коду.

Можно годами копаться в структуре мантры или дорожке из бидж, не понимая соответствий, а окажется, что перед нами мнемоническое правило, метод запоминания какой-нибудь далекой таблицы.

Центр и периферия связываются с субъектом и объектом. Сущности, передвигающиеся по карте, реализуют познание. Тройная сборка ритуала Кулы связывает сосуд, светильник и сакральное место, - все это реализуется на или в теле практикующего и представляет собой ритуальные ингредиенты, включающие как мужскую сперму, так и лук с чесноком. Сосуд — хранилище пространства — корабль, на котором совершается путешествие, светильник — хранилище света, сакральное место — хранилище памяти. Место, чтобы стать сакральным, должно пережить историю — инициацию, памятную битву, символическую игру. Место как место — не сакрально, оно делается сакральным благодаря особому опыту, представляя себя основанием редкого действа.

Мандала Кулы — квадрат, квадрат легко хранит 64-типные деления, в нем легко выделить восемь направлений. Мандала — карта, кодирующая симметрии и сборки. Количество светильников варьируется, в некоторых ритуалах указаны 64 светильника, в некоторых 50 по числу букв алфавита. 50 светильников располагаются в соответствии с порядком Малини. Интересно само по себе достраивание алфавита санскрита до 64 символов. В квадрат включаются все пять рядов по пять согласных, полугласные, шипящие + ха, а гласные входят в разных формах: коротких, длинных, вытянутых, добавляются еще анусвара и висарга, джихвамулия и упадхмания, и пять яма, - всего шестьдесят четыре.

Ньяса — это помещение алфавита в тело. Алфавит приглашается в тело, практикующий последовательно касается мест на своем теле, фиксируя в каждом прикосновении одну из пятидесяти букв. Процесс может следовать порядку Матрики, Малини, или иному, известному лишь практикующему. Тело становится «вместилищем всего», вселенной, областью символической игры. [Даже лабиринт оказывается погруженным в тело.]

Стандартный порядок алфавита очень логичен, выстроен по варгам, у него красивое восьмеричное представление: гласные, пять рядов согласных, полусогласные, шипящие. Количество различных перестановок пятидесяти букв представляет собой нечто около-64-значное. Почему именно эти порядки выбраны в Матрике и Малини? Ощущение, что вся доступная литература цитирует саму себя, снабжая данные загадочные порядки простым символизмом, переписывая снова и снова принятые соответствия. Проблема в том, что с таким же успехом можно выбрать любой другой порядок и снабдить его аналогичной интерпретацией. Данные порядки — готовые формы тантрической традиции.

Самое подробное описание Малини в семантическом аспекте, из всех, что встречал, дано в Паратришика-Виваране А. - эта книга доступна в переводе Джаядева Сингха. А. двигается по Малини, приводя интерпретации фрагментов:
===== движение по гирлянде =====>

Na – naada – звук, все начинается с движения сознания, реализованного через звучание. Четверка букв-евнухов, формально гласных, но не способных войти в союз с согласными, семя, не способное оплодотворить. Звучание созревает в этой области. tha – вкус самоосознания, ca – запах, самоузнавание, dha – прикосновение.

Движение по гирлянде симолизирует проявление мира, воплощение всех вещей и представлений о вещах. Каждая буква — форма энергии. Фрагмент гирлянды, рассмотренный в разных режимах Трики, может иметь разные интерпретации.

Существует ряд гематрических систем для работы с санскритским текстом, наиболее популярные из которых – катапаяди, используемая в музыкальном кодировании, и арьябхата, названная в честь основателя Арьябхаты. Катапаяди игнорирует гласные, сопоставляет каждой согласной цифру, и цифры в слове не складываются как в ивритских гематриях, а приписываются друг к другу, сохраняя порядок. Арьябхата учитывает соединения с гласными. В итоге получаются длинные цифровые цепочки, выстроенные по принципу нот. Гематрические манипуляции распространены больше на юге, особенно в Керале.

------ метод кодирования ----->
Атбаш — это метод кодирования, кем только не использованный: и гностиками, и катарами, и каббалистами. Идея проста: первая буква алфавита заменяется на последнюю, вторая — на предпоследнюю и так далее. Это частный случай так называемого аффинного шифра. При таком преобразовании естественным образом меняются гематрии. Используя эти зеркально-гематрические манипуляции, западные гностики кодировали свои тексты. В КШ есть аналогичный ход. Тридцать шесть таттв КШ отражаются в подобном зеркале, образуя иной порядок. Называется данное соответствие бибма-пратибимба, а сила отражения связывается с пашьянти, энергией Парапара. Подкрученное или вогнутое зеркало как субъектность, метод преобразования как сущность.

Выход из очередной комнаты лабиринта. Перекресток четырех дорог, расположенных по сторонам света. Дальше — следующий слой и блуждание по закодированным стенам, сотканным из буквенных орнаментов.
sspr: (Default)
Володя рассказал про исследования Яна Шотермана. Ян показал, что в основе Манджушри мантры лежит мнемотехника по запоминанию кхароштхи. У кхароштхи арамейский родитель, там дальше огромные таблицы картинок людей и рыб, в этих знаках трудно копаться уму. Здесь интересен сам мнемотехнический феномен. Последовательности бидж вполне могут являться методом запоминания длинных цепочек необходимого кода. Кодом к коду.

Можно годами копаться в структуре мантры или дорожке из бидж, не понимая соответствий, а окажется, что перед нами мнемоническое правило, метод запоминания какой-нибудь далекой таблицы.
sspr: (Default)
Центр и периферия связываются с субъектом и объектом. Сущности, передвигающиеся по карте, реализуют познание. Тройная сборка ритуала Кулы связывает сосуд, светильник и сакральное место, - все это реализуется на или в теле практикующего и представляет собой ритуальные ингредиенты, включающие как мужскую сперму, так и лук с чесноком. Сосуд — хранилище пространства — корабль, на котором совершается путешествие, светильник — хранилище света, сакральное место — хранилище памяти. Место, чтобы стать сакральным, должно пережить историю — инициацию, памятную битву, символическую игру. Место как место — не сакрально, оно делается сакральным благодаря особому опыту, представляя себя основанием редкого действа.

Profile

sspr: (Default)
Сергей Валентинович Паук

September 2017

S M T W T F S
      12
345 6 7 8 9
10 11 12131415 16
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:06 am
Powered by Dreamwidth Studios